Еще раз о Карпатах


 

 

 

 

 

 

 

 

29 декабря. Дорога.

У меня был последний рабочий день в 2011 году. Надо было завершить уйму дел, закрыть проекты, купить и подарить подарки клиентам. Ужасная суета. А потом еще надо было транслировать кошку к бабушке, дабы животное не померло от голода во время моего отсутствия. Ну и, конечно, собрать рюкзак, т.е. впихнуть необъятные зимние вещи, спальник, коврик  и проч., и проч. вот в эту дамскую сумочку: 

00.30. Отправляемся на поезде в Брест. В нашем плацкарте кроме нас  - никого, поэтому открываем бутылку шампанского и отмечаем отъезд.

В Бресте оказываемся где-то в половину пятого. Толпы сонных людей вываливаются из поезда и движутся в направлении вокзала. Вокзал сейчас находится на реконструкции. По тротуарной плитке грохочут колесики чемоданов сначала в направлении входа в вокзал, а потом делают разворот на 180 и катятся назад. Никаких табличек-указателей о том, куда идти приезжим, нет, поэтому люди движутся друг за другом и катят свои бесконечные чемоданы. Бессонная ночь, холод, треклятый вокзал с непонятным входом, грохот колесиков по тротуару – раздражает…

Дальше было много изумлений. На вокзале есть туалет. Большая табличка со стандартными надписями WC и литерами «Мэ» и «Жо» и совершенно оригинальной: «В туалете есть горячая вода». Захожу. Пользуюсь. Мою руки. Опа! Вода холодная! Маркетинговый ход? Нельзя так с людьми, товарищи! Никто не вернется в ваш туалет, если вы будете так беспардонно обманывать население!

А потом нам надо было ехать дальше, в сторону Ковеля. Приходим в справочную, а женщина в окошке спит… Стоим рядом, будить жалко. Подошел суровый начальник, распихал спящую. Женщина была явно недовольна и отвечала сердито. Поняли, что до следующего дизеля еще часа четыре, поэтому решено было идти на автовокзал наобум. Через полчаса мы уже тряслись в автобусе в сторону Ковеля.

Ковель – жуткое место. Уехать из него практически невозможно. Поезда-автобусы ходят крайне редко. Поэтому стопим машинки. В каждой новой машине мы вырубались. С одним водителям пообщались, пожаловались, что до Львова добраться очень сложно, и он пожаловал нам аж 100 гривен по собственной доброй воле. Спасибо водителю Т4!

До Львова остается около 100 километров, машины совсем не останавливаются. В итоге тормозим автобус, который идет прямо во Львов, стоимость билета водитель не озвучивает, говорит: «Сегодня акция!» На выходе поблагодарили и дали ему 20 гривен, больше не было.

Львов… Это уже третий раз за год, когда я в тебя приезжаю. И люблю ведь! Приходим на ж/д вокзал. Он украшен по-новогоднему, слева от входа – громадная ель. И куда они дели мою любимую сакуру, которая так красиво цвела в мае? Зачем здесь эта зеленая колючая дура? Как по мне, так оригинальнее сакура…

До момента прихода на вокзал мы не знали, в какие горы мы поедем. Все решилось на месте – удобный для нас поезд уходит в 7 утра следующего дня. Едем в Воловец, а оттуда поднимаемся на Тамнатык или Великий Верх – как получится. Мечта о Говерле так и осталась мечтой – уж слишком неудобно до нее добираться, да и время поджимает.

Итак, билет на завтра куплен, но впереди еще ночь. Куда же нам себя девать?

 

Ночь на 30 декабря. Обитатели дома №25.

Сюда мы шли без уверенности, но с надеждой. Думаю, многие гости Львова знают, о каком доме идет речь. Не буду писать точного адреса, т.к. бедному Макару (или Андрею – как кому больше нравится) тогда придется несладко от огромного наплыва посетителей.  И вот мы стучимся в дверь  трехэтажного дома по ул. ***ой. Нам долго не открывают, но вот на пороге показывается хозяин дома – Макар. Сашу, который был здесь дважды до этого, Макар вспомнить не смог, но тем не менее зовет внутрь. На втором этаже стоит музыкальная установка и симпатичный парень Антон играет что-то очень известное на гитаре. Мы перемещаемся на кухню, где стряпает что-то вкусное девушка-финка, прекрасно владеющая русским языком. Белорусский бальзам сближает. Мы рассказываем о своих планах по восхождению. На засаленном, продавленном диване обнаруживаем томики Довлатова. Со стороны это выглядело так: кухня, табачный дым, на диване в рядок сидит Илма (финка), Саша и я, и мы все дружно что-то читаем. Стены кухни разрисованы. Поначалу на это не обращаешь особого внимания, потом тебе кажется, что это мазня, а потом начинаешь всматриваться и воображать. Вот то ли индеец, то ли японка, из которой вырастает туловище осьминога. Вот огромная рыба, на голове у нее – то ли глаз, то ли рот. А это уж совсем необычно: в трубу над плитой засунута кукла-пупс, ее ножки свисают вниз. Создается впечатление, что ребенок лезет в  дымоход. Было что-то авангардное и завораживающее в рисунках останавливавшихся здесь людей. По-видимому, разрисовывать кухонные стены – это большая честь, и новичкам вроде нас творить не позволят.

Уставшие за день, засыпаем на матраце.

30 декабря. Путь в горы.

Мы влетели в вагон электрички буквально в последнюю минуту перед отправкой. Бежали метров триста с рюкзаками, еле успели. Пить хочется невыносимо. В вагоне-ресторане из питья только пиво. Что ж, пиво так пиво… Ехать три с половиной часа, я засыпаю. Открываю глаза – а за окнами снег. Чем дальше едем , тем его больше. Надежды оправдались! В Воловце покупаем шампанское и коньяк. И начинаем наше восхождение. Внизу спрашиваем у деревенского парубка (ничего обидного, так Гоголь называл украинских парней) дорогу, тот добровольно вызывается нас немного проводить.

Полные энтузиазма, мы бодро шагаем в горы. Первый подъем выудил из меня все силы. Я допустила большую ошибку – поперлась в горы в полной амуниции, т.е. в теплых штанах, шерстяном свитере, жилетке и куртке. И, конечно, моментально взмокла. Уклон был градусов 45, а подъем очень затяжной. На первой точке привала я умерла, так что дальше писать продолжит тот, кто волочил мое бренное тело вниз, дабы похоронить.

Шутка. Я разлеглась на снегу, отдышалась, сняла теплую одежду и мы пошли дальше. По пути попадались елочные браконьеры, которые тащили только  что срубленные хвойные в свои дома. Я же ими просто любовалась:

На следующем привале наш проводник нас покинул, мы подкрепились чаем и шоколадкой и пошли вверх, по глубокому снегу, вдоль стекавшего вниз ручья. Шли долго, часа три. Я снова умирала. Саша подбадривал и то и дело поджидал меня, пока я доползала до очередного пункта остановки. Наконец мы вышли к какому-то полю и увидели наше спасение: на опушке леса стояла колыба. Собрав волю и последние силы в рюкзак кулак, мы добежали до нее по целине. В колыбе были деревянные нары, посередине – кострище, в потолке – дырка-дымоход, а под нарами – сложенные дрова.

Вот такой она была - эдакий оазис среди снежной пустыни.

Не давая себе расслабиться, принялись за обустройство нашего жилища. Саша набрал снега в котелок, дабы приготовить пищу, а я занялась костром. Проклятый бук! Он никак не хотел гореть, и только с пятой попытки, общими усилиями, нам удалось его одолеть. Весь вечер у нас было постоянное и необременительное занятие: набрать снега, растопить, приготовить еду, поесть, набрать снега, растопить, помыть котелок… И так до бесконечности. Важно было не перепутать в темноте и не набрать желтого снега, который по мере приближения ночи все ближе подступал к колыбе.

Набираем снег, чтобы приготовить еду.

Проклятый бук.

31 декабря. Белая мгла.

В последний день 2011 года мы планировали совершить восхождение. Ночь прошла хорошо, спать было тепло, обилие сновидений пугало своей реалистичностью. В одном из снов мне собирались отрубить голову и уже привели к плахе. Жуткие ощущения. Возможно, сказывается хронический недосып за последние дни.

Распихав все наши вещи по рюкзакам, отправляемся вверх. Сегодня идти намного тяжелее. За ночь снег покрылся корочкой наста, идти нужно уже по целине, через поле и вверх. Мы то и дело проваливаемся по колено, но идем дальше. Цель в пределах видимости – крест на горе. Небольшое, по сути, расстояние мы прошли почти за час, то и дело останавливаясь.

Один из перекуров.

У креста пьем горячий малиновый кисель, что придает невероятной бодрости. Как выяснилось уже в Минске, гора с крестом называлась «Цыцка». Стало быть, мы были где-то на ее соске. Видимость наверху становится хуже, мы оказываемся в облаке. На мгновение оно рассеялось и мы увидели двух людей, которые тащат дрова к своей колыбе. Мы не одиноки в своем желании встретить Новый год в горах!

Гора Цыцка, крест и Белка.

Дальше продвигаемся по хребту. Сильный ветер забирается сквозь штаны в самые потаенные уголки моего организма, ноги  все так же проваливаются под снег, идти тяжело, ни зги не видно из-за облаков. Часа через два мы понимаем, что уже не знаем, на какую гору мы забрались (потом оказалось, что это был Тамнатык) и где же наш Великий верх. Пройдя еще какое-то расстояние, увидели еще более высокую гору, на которой заметили едва различимые силуэты людей и собаку. Очевидно, этой горой и был Великий Верх. Видимость – не более тридцати метров.

Начало смеркаться. Куда идти – вообще непонятно. Мы заблудились. Даже спуститься вниз, к людям, не представляется возможным – просто не знаем, в какую сторону надо двигаться. О том, чтобы поставить палатку, не может быть и речи – уж слишком ледяной ветер, да и ноги с руками начали подмерзать. Страшно не было. Но все-таки случаи замерзших где-то в Антарктиде людей, ампутации вследствие обморожения стали вспоминаться чаще. Мечталось о теплом домике с камином. На часах было около пяти вечера. До Нового года оставалось 7 холодных часов в темноте, в облаке, в горах. Саша предложил на первый взгляд абсурдную идею возвращаться назад – и это при нулевой видимости. Он сказал, что вполне способен найти дорогу назад по нашим же следам, с фонариком.

Так мы и пошли, гуськом, с фонариками, скрупулезно следуя по нашим отпечаткам на снегу. Конечно, они не шли просто прямо – ведь где-то мы сворачивали, потом возвращались, поднимались и спускались, отклонялись от маршрута, чтобы отдохнуть. Все это мы в точности повторили, чтобы не дай Бог сбиться с пути. Через какое-то время, когда мы были уже чуть ниже и облако отступило, вдали показался крест. Крест!!!! Значит, мы уже совсем близко. Лично меня это обстоятельство ободрило. Путь к кресту был волнист, то спуски, то подъемы. Взбираясь на очередную гору, я думала, что «все, это последняя гора – и я у креста». Но крест оказался хитрым и то и дело отбегал подальше. Последний, самый крутой подъем оказался особенно тяжелым. Проваливаясь под снег, падая, я карабкалась вверх. В голове были мысли: «Но ведь в войну было еще суровее. Солдаты, одетые в плохую, холодную, промокающую одежду, с оружием и боеприпасами, не просто шли по таким горам, но и копали окопы, и стреляли, и уклонялись от вражеского огня. Неужели же мне в непромокаемой куртке и штанах, всего-то с каким-то десятикилограммовым рюкзаком этого не одолеть? Тем более, в меня никто не стреляет…». И это придало сил и уверенности. От креста можно было срезать по полю, по целине. Когда в поле зрения показалась наша избушка, мы, забыв про глубокий снег под ногами, побежали вниз. Снег был разве что не в ушах, ноги мокрые, но радость от скорого возвращения домой превосходила все эти мелочи.

Мы плюхнулись на наши деревянные нары в избушке и еще какое-то время пребывали в состоянии эйфории. Снег, облака, ледяной ветер – все это осталось там, на вершине, а ветхая колыба с щелями показалась самым настоящим коттеджем со всеми удобствами. Первым делом развели костер, наварили горохового супа и стали сушиться. Вот так сидишь у огня, а ногу хочется засунуть прямо в пламя, потому что носок мокрый, а ступня замерзла. Наблюдаешь, как от тебя идет густой пар, пьешь горячий чай и тебе хорошоооооо. И идти никуда не надо. А потом мы встречали Новый год. Стол ломился от трех видов бутербродов – с килькой, шпротами и сыром. Венцом новогоднего стола стало шампанское, которое мы носили с собой два дня по горам, оберегая от замерзания. За 2 дня у нас замерзла питьевая вода, жидкость для линз, огурцы и помидоры, хлеб, паштеты, но шампанское… Шампанское всеми своими газиками говорило нам, что с ним все в порядке. Причиной тому стала теплая Сашина спина, которая грела бутылку во время восхождений. Были у нас и мандарины, купленные еще во Львове, тоже слегка подмерзшие – не хватало только салатика «оливье». Последние дни на меня градом сыпались смски с поздравлениями. Победителем среди всех сообщений стала смс от компании, занимающейся доставкой еды домой (не буду называть, а то подумают, что реклама). Гласила она следующее: «Максим, компания ХХХ поздравляет вас с Новым годом и желает тра-та-та…» Получить такое поздравление было вдвойне удивительно: во-первых, я не Максим, а во-вторых, я никогда не пользовалась услугами ХХХ.

Новый год мы встречали трижды – по российскому времени, по белорусскому и по украинскому. Смски то и дело приходили с Родины, и было невероятно приятно поздравлять друзей, сидя в нашем уютном домике на опушке леса.

Вот примерно так мы встречали Новый год-2012.

1 января. Спуск.

Утром у нас был гость. Володя шел на вершину, с парой лыж и постучался в наше жилище, чтобы обогреться. Конечно же, мы напоили его горячим чаем, остатками коньяка, а он угостил нас украинской «Коровкой». Греясь у костра, пообщались на темы походов и гор, а расстались уже совершенными друзьями. Володя пошел вверх, а мы - вниз.

Спускаться – дело пустяковое, уже через какой-то час мы были внизу. У нас еще было часа полтора до львовского поезда, и мы решили потратить последние деньги в кафе. Внутри кафе «Карпаты» (очень рекомендую) было уютно и тепло. Барная стойка украшена гирляндами, на стене – телевизор с украинским вариантом «Голубого огонька», гостеприимные и веселые тетеньки-персонал пили горилку с посетителями. Но обслужили нас в лучших карпатских традициях, было очень вкусно, а добродушная хозяйка (или просто официантка) сделала нам хорошую скидку в честь праздника.

В поезде у нас был замечательный попутчик – Степа, который вез с собой нетбук и показывал фильмы. Степа, если ты читаешь этот рассказ – привет тебе большой!

Во Львове сели на электричку до Ковеля и снова начался треш по возвращению домой. В вагоне ужасно душно, лавочки деревянные и короткие. Я примостилась на одной из них, на соседней лавочке трещал ужасной попсой девяностых какой-то мужчина и храпел. Саша уснул на своем коврике возле туалета.

2 января. Дорога домой.

В пять утра мы, несколько помятые, вывалились в любимый нами Ковель. На улице темно, до рассвета еще часа 3, а ехать надо. С горем пополам, на разных попутках, добираемся почти до самой границы с Родиной, где нас подсаживают к себе добрые белорусы и мы доезжаем с ними примерно до Малориты. На границе нас с Сашей неумолимо клонит в сон, в магнитоле звучит песня со словами: «Просто ты дождь, просто ты снег, просто очень нужен ты мне». Засыпая, никак не могла понять, почему несчастной женщине возлюбленный представляется в виде осадков разной степени охлаждения…

Вскоре нас подбирают два веселых мужичка на зеленом микроавтобусе, которые едут спасать своих друзей, у которых сломалась машина. Так что по дороге мы еще кого-то буксировали. Ну, а за 200 километров от Минска нам попадаются два замечательных человека – Вика и Максим, которые с интересом слушают рассказы о наших похождениях. У Вики то и дело ползут брови на лоб, когда она слышит, как мы иногда путешествуем и чем занимаемся. Вика, если ты читаешь эту статью – привет огромнейший! Рады будем видеть вас с Максимом в наших рядах. Время до Минска с вами пролетело незаметно.

Вот так мы и попали домой. Мылась я долго и с наслаждением, с меня стекала мутная вода – копоть костра и грязь украинских и белорусских дорог. Потом прибежала соседка и сказала, что я ее заливаю. А потом я приготовила борщ, потому что украинцы его варить почему-то разучились.  И так было хорошооооо! И ехать никуда не надо.

P.S. Вот перечитала сей опус. Возможно, кому-то может показаться, что я тут жалуюсь. То мне было холодно, то жарко, то есть хотелось, то спать. Даааа! И это я еще про туалет на ветру и морозе под углом 30 градусов не рассказывала! Да, мы, женщины, такие. Но на самом деле все было очень здорово. И весело, и красиво, и романтично... Так что я не жалуюсь. Это просто стиль такой))))

 

Искренне Ваша,

Белка.

 

Размещено: 06.01.2012

 

Комментарии:

06.01.2012 22:55 Алексей:
Молодцы! Я в Вас верил!!!!! да, и все таки водители Т-4ых Лучшие!biggrin
06.01.2012 22:59 Urli:
фотки говно
06.01.2012 22:59 Urli:
кроме первой
07.01.2012 00:14 Urli:
хотел сказать - второй )
07.01.2012 13:24 Mary_Rockins:
Вот это героический Новый Год... Отличный рассказ! =)
14.01.2012 14:28 Виктория:
Привет огромнейший и вам! biggrin Восхищена рассказом, восхищена фотками, да и вообще вами восхищена, ребята. Молодцы вы! Мы уже на полпути к примыканию в ваши ряды wink
15.01.2012 14:31 Татьяна:
Давайте скорее! Мы уже на следующих выходных идем в поход на лыжах.
01.02.2012 06:55 TomkaD:
А так вы на Воловец все же поехали! Я своему другу говорил про то что с ними будет еще одна группа ехать на Говерлу и он все "высматривал" попутчиков тогда, но никого не встретил smile Из Ковеля можно нормально уехать либо рано утром, либо поздно вечером (именно на Львов), помню свою первую поездку на Украину: тогда пришлось ночевать на вокзале в Ковеле( Ну а восхождение и встреча НГ в таких условиях мне знакома wink С наступившим наконец Вас!
01.04.2012 23:49 Татьяна:
Спасибо! Мы уже снова готовимся в путь. На Радуницу,наконец,едем покорять Говерлу!

Оставить комментарий:

Ваше имя:



wink smile tongue biggrin lol closedeyes glare huh sad angry cool unsure ohmy blink shok
        

Введите цифры на картинке: