Белорусский болотинг, или учеты численности вертлявой камышевки


Анекдот:

Три стадии опьянения орнитолога.

Первая стадия: выпь!

Вторая стадия: перепил…

Третья стадия: поползень…

У Володи был День рождения. Я поздравила Володю посредством сети «Вконтакте» и благополучно об этом забыла… Володя – человек занятой, увлеченный орнитологией, трудится в крупнейшей общественной организации Беларуси «Ахова птушак бацькаўшчыны» (АПБ). Ответил мне через неделю, и, как бы между прочим, прислал ссылку на очередной проект АПБ. Для меня он звучал феерично: учеты численности вертлявой камышевки на белорусских болотах. Володя – тонкий психолог. Слово за слово – и вот я уже заполняю анкету на участие в этом странном мероприятии. «Заполнить – заполню, это ж ни к чему не обязывает». В анкете отметила, что участвовала в других мероприятиях АПБ – спасала кумжу, а на вопрос «Почему вы решили принять участие в учетах? Какие ваши ожидания?» ответила «Люблю необычные мероприятия со смыслом на природе и активных людей. Ну и на вертлявую камышевку посмотреть хоцца!» Заполнила и забыла.

 

Лето – очень активная пора. То Карпаты, то вылазки на природу, то велопоходы. Тут еще погрязла в организации водного сплава на байдарках. И тут звонят мне с незнакомого номера: «Алло! Это Володя, по поводу коричневой птички…» Какой Володя? Какая птичка? Хотелось сказать, что номером ошиблись, но тут до меня доходит… Ах, да… Выясняю даты поездки – через неделю, состав участников, место назначения и транспортное средство. Все складывается как нельзя более удачно: в этот же заезд едет не меньший любитель треша наш друг и товарищ Толик. Почти без сомнения в том, что она откажется, называю Таню в качестве кандидата на участие в мероприятии. А в остальном все прекрасно: ехать можно как на общественном транспорте, так и на своем автомобиле, все расходы покрываются (мы же теперь в числе волонтеров), кормить там будут хорошо, жить будем на турбазе, а едем на болото Званец – почти у самой границы с Украиной.

 

В день отъезда по дороге захватили еще и Витю, друга Володи. Путь был неблизкий, коротали его смешными историями. Так что к концу поездки щеки болели от смеха. На базе «Комарово» («На недельку до второго…») все ждали только нас.

Короткое представление нас всем присутствующим (среди учетчиков – даже немцы), быстрое заселение в «нумера». Времени было – начало пятого. Володя нервничал и суетился.

- Мы опаздываем! Скорее, скорее! Ничего не успеем! Еще полчаса – и можно никуда не ехать. Мы должны были выехать в четыре.

- Володя, мы есть хотим.

- На болоте поедите. Таня, как у тебя с физухой?

- Все в порядке.

- А у Тани?

- Тоже.

- Ну, тогда вы пойдете на самый сложный участок.

 

Поделюсь нашими с Таней представлениями о болоте и учете птичек до того, как все это началось. Значит, так: приезжаем мы в лес. Там птички поют, солнышко светит. Мы на опушке, сидим на пригорочке, потягиваем, например, пиво. Перед нами болото. Над ним летают всякие разные пернатые. И мы, с видом экспертов, зорко за ними наблюдаем.

- Как ты думаешь, Таня, это камышевка?

- Нет, пожалуй, это пеликан.

- Хм…Тогда вычеркиваем. А вот этот экземпляр? (с этими словами поднимаю за ноги нечто с клювом).

- Это курица!

- Неважно. Запишем.

Скажем так: мы сильно заблуждались в наших представлениях.

 

Потом была дележка сапог. Наши с Таней взятые с собой резиновые сапоги до щиколоток и до колена были отвергнуты сразу. В углу в мешках лежали длиннющие рыбацкие сапоги, размерный ряд которых начинался, в основном, с 42-го.  Я выудила где-то 39-ый и удовлетворилась. У Тани с немкой Алекс оказался один размер. И сапоги были одни. Володя сказал, что, поскольку мы приехали только на один учет, приоритет придется отдать Тане, а немке нужно остаться на базе.  Нежная и ранимая душа немки была задета, и из глаз Алекс потекли слезы (ja-ja, natürlich!). У Тани не столь ранимая душа, но тут она дрогнула. Таня взяла себе сапоги 42-го вместо 40-го и шерстяные носки.

 

Поехали на трех машинах, поскольку все мы делились на микрогруппы, каждой присваивалась своя зона.


 

Мою машину кинули в чьем-то дворе, пересели в большой микроавтобус с высоким потолком. Толик все переживал, что нам с Таней достался самый трешовый участок: «Ну вот, как всегда, все самое интересное пропускаю!»

 

Перед тем, как разделить группы, Володя дает всем наставления. Володя (главный орнитолог) очень серьезен, Сергей (ведущий орнитолог) вторит ему по настроению. Нам с Таней очень смешно. Для них – это работа, для нас – скорее развлечение. Мужчины с умным видом смотрят в карту, обсуждают маршрут. На этом фото видно, как Таня пытается сохранить строгое выражение лица, а у меня едва получается сдерживать смех.

 

 

И вот наша микрогруппа в лице двух Тань (в простонародье ТТ) и Сергея (ведущего орнитолога) останавливается в месте старта. Нам выданы бумажки: с маршрутом из Google maps, с координатами зон болота (нам досталась зона 14) и загадочная бумажка на английском языке, куда мы должны были записывать орнитологические сводки. Также у нас есть навигаторы системы Garmin, куда мы вбиваем координаты нашей машины, а также координаты сектора, заданные каждому из нас. Обильное обрызгивание репеллентами, фото на память и – в путь.

 

 

Поначалу шлось приятно. Мы с Таней чувствовали себя эдакими турыстами, которым немного не хватает экзотики. С собой были семечки, местами фотографировались. Наверное, Сергей в тот момент думал, что ему не повезло с командой – дурочки какие-то, ржут, едят семечки и фоткаются, задают глупые вопросы:

- А вот по такому болоту пойдем? (показывают на практически озеро).

- Нет.

- А это уже камышевка? (летит практически аист).

- Нет.

- А нам еще далеко идти? (прошли почти 500 метров).

- Далеко.

- А мы хорошо идем?

Сергей был немногословен, шел впереди. А мы наивны. Волоклись сзади – Таня с рюкзаком, я с палкой под мышкой.

 

И вот первая вода. Наступив в воду почти по колено, я подумала: «Крутяк!» Мы шли по узкой водной тропе, цепляясь за острую болотную траву.

 

  

 

 

Таня поранилась, Сергей тут же оказал медицинскую помощь.

 

 

По дороге ведущий орнитолог проводил небольшой ликбез.

-  Вот это – слышите? Это камышевка, но другого вида. Она издает длинные, витиеватые трели.

- Вот тут надо обходить правее.

- Старайтесь не хватать гусениц, они выделяют кислоту, которая оставляет ожоги.

 

Идти было весело. Даже несмотря на то, что в правом сапоге была небольшая дырочка, которая давала течь. Был участок, где воды было по бедро, и этим самым бедром я и черпнула. Теперь в правом сапоге было сыро и тепло, вода мерно перетекала из носка в пятку и хлюпала. Сережа посматривал на солнце. Нам нужно было начать учет на закате. Солнце верно клонилось к западу.

 

 

Мы вышли на сухой участок и устроили небольшой перекус бутербродами. Потом Сережа порекомендовал нам сходить в туалет и собраться с духом. Мы выходили на открытое болото.

Что такое открытое болото? Это когда плоский ландшафт, покрытый травой высотой по пояс или выше. Это когда в радиусе 10 километров вокруг тебя ничего нет, только болото. И кочки. Постоянные кочки, в низинах между которыми вода по колено. Хорошо хоть мы шли по крупнейшему низинному болоту в Европе. Потому что различают низинные и верховые болота. Верховые – они засасывают. А низинное – нет, не засасывает. Можно идти. Спустя какое-то время наш вестибулярный аппарат адаптировался к постоянному покачиванию, а походка стала истинно морской – широко расставленные ноги и развалочка. 

 

 

Болото – уникальный биотоп. Вот все говорят – белорусские болота, белорусские болота…  А что мы, в сущности, о них знаем? Думаю, у большинства сложилось такое же представление, как и у нас с Таней поначалу – лес, между сосен или берез – сырое грязное место, над которым летают комары. А на самом деле болото – это ареал обитания многих представителей флоры и фауны, о которых речь пойдет ниже; и оно живое. Оно обладает различными запахами (от сладковато-приятного до сероводородно-вонючего), звуками (трели и вздохи, хлюпанье и чмоканье, стрекот и писк) и, конечно же, видами. Ландшафт довольно однообразен – в основном, трава, но кое-где встречаются одиноко стоящие деревья.  Но в этом есть своя прелесть. Хоть Беларусь – страна плоская, мы все же живем в городе и редко имеем возможность видеть горизонт.

 

 

 

Сережа идет впереди и все время что-то бормочет. Мы идем гуськом друг за дружкой (так не надо протаптывать тропу в высокой траве), и до нас долетают лишь обрывки фраз. Для пущего ученого виду Сережа взял травинку, и, размахивая ей из стороны в сторону, вещает:

- Данное упражнение (ходьба по болоту – прим. авт.) очень полезно для ягодичной группы мышц, что является весьма привлекательным для особ противоположного пола.

 

 

Я догоняю Сергея, с целью выпытать побольше информации о виновнице сегодняшнего болотинга.

- А чем камышевка так полезна для мировой фауны?

- Да, в общем-то, ничего в ней особенного нет.

- А что случится, если ее популяция исчезнет? Как это повлияет на баланс в природе?

- Да, собственно, никак не повлияет.

- А мы мешаем ей плодиться и размножаться, когда ходим здесь?

- Конечно, мешаем.

- Так зачем же ее учитывать, ходить тут, мешать размножаться?

- Ну как же! Ведь популяция исчезает. Орнитологи всех стран озабочены. В Беларуси  на Званце – самая большая популяция камышевки в мире. А зимой она улетает в  Западную Африку. Там ее тоже учитывают.

 

 

В общем, странное занятие мы себе избрали. Но ощущение причастности к чему-то общественно важному и полезному льстило нашему самолюбию. Кажется, на открытом болоте мы, наконец, перестали есть семечки и сконцентрировались на перепрыгивании с кочки на кочку. Стали появляться первые камышевки. Оказалось, что поют только самцы, тем самым завлекая самочку. Сережа снова вещал.

 

- Это болото очень посещаемо туристами.

Оглядывая безлюдные просторы болота:

- Что-то я не вижу тут толп с фотоаппаратами.

- Так они уже все разъехались!

- Ах, какая жалость! Надо же так разминуться!

 

Наконец мы прибыли на наш сектор 14. Солнце уже было готово садиться, мы немного припоздали. Каждый из нас вышел на нужный сегмент и стал двигаться по азимуту параллельно друг другу. Система учета была следующей: по азимуту (как бы ось ординат) мы должны были откладывать расстояние, которое мы проходили (а для правильного учета нужно было пройти еще километр), а слева и справа (как бы ось абсцисс) мы должны были откладывать расстояние, на котором приблизительно мы слышим птичку. И ставим точки на бумажке (или птички). Сергей шел посередине, в 50 метрах от каждой из нас. И там, где птички у нас с Сергеем были общие (соответственно, слева и справа от него), мы должны были обсуждать, к кому птичка поет ближе, и на каком расстоянии от начала координат она находится.

 

Идти по азимуту (точно заданной координате, в данном случае, севера) на болоте очень сложно. Кажется, идешь прямо, проходишь несколько метров, и вот уже несколько географических секунд потеряно. Камышевки летают тут и там. Перелетают с куста на куст. Очень сложно понять, та ли это птица, которую ты уже отметил, или уже новая. Иногда голос камышевки заглушался громким карканьем вальдшнепа (или кулика).  «Это одно и то же», - пояснял Сергей.  Вальдшнепа (или кулика, что совершенно одно и то же) я тоже пометила в своей бумажке в разделе «Other birds». Вдруг его популяция также начнет стремительно сокращаться?

 

Солнце висело на горизонте. «Так вот ты какой, закат над болотами!» - подумалось мне. И, невзирая на роящихся надо мной москитов, палку и рюкзак, извлекла надежно спрятанный от вымокания телефон, дабы запечатлеть эту красоту. На фото – белорусский национальный флаг в оригинале.  

 

 

Учет подошел к концу. Мы были горды проделанной работой: 21 камышевка у меня, 15 (по некоторым данным – 14) – у Тани. Хороший улов учет.  Но тут же мы осознали, что есть еще путь назад. Добирались мы сюда часа четыре, прошли уже километров пять. Времени было около половины одиннадцататого. Нам с Таней очень хотелось, чтобы «прилетел вдруг волшебник в голубом вертолете», который бесплатно спустил бы нам трос. Но небо было пустынно, болото шкворчало всяческой живностью. Присесть некуда. Немного постояли и отправились назад.

Сергей продолжал подбадривать рассказами о болоте.

- В войну на этом болоте обитали партизаны, а немцы ездили с провизией и боеприпасами по дороге. Партизаны на них с болот нападали.

- Ну, надо же, как забавно распорядилась история: а теперь и мы, и немцы ходим по этому болоту и считаем вертлявую камышевку.

- Да, и теперь немцы понимают, что это страна непобедима.

 

Таня приуныла. Вестибулярный аппарат снова дал сбой – в темноте не видно было, где кочки, а где вода, и мозг не успевал реагировать на покачивания. К тому же болото выделяет очень много кислорода, что непривычно нам, жителям каменных джунглей. Это если с научной точки зрения объяснять наше состояние. А по-хорошему, мы просто устали. Каждый раз все сложнее и сложнее было переставлять полностью мокрые ноги, держать равновесие. Сергей в наступивших сумерках в своей широкополой шляпе стал похож на вьетнамского сборщика риса. Не хватало только корзины.

 

- Что такое 10 километров по болоту? Это – то же самое, что 10 километров по дороге, только по болоту…

 

Местами болото мерцало. Сначала мне показалось, что мне показалось. Но когда я увидела эти мерцания вновь, решила осведомиться об этом у ведущего орнитолога (вдруг он не только в птицах шарит). «Так это светлячки!» Вот это да. Это очень красиво. Идешь как по взлетно-посадочной полосе. Внизу огоньки, вверху звезды. Весьма. Это даже круче, чем камышевка.

 

Через несколько часов мы, абсолютно мокрые, обессилевшие, вернулись в автобус. Первым делом решили снять мокрые штаны, чтобы спасти свои подкачанные за болотинг ягодичные мышцы. Поскольку запасных штанов у нас в машине не было, пришлось обвязаться какими-то платочками – и так сойдет.

 

Сергей довез нас до нашей машины, и мы с Таней, вот так, в исподнем, отправились на базу. Не хватало только довершающего этапа – остановки нас в таком виде, например, экологической полицией (для пребывания в заказнике мы даже оплатили по 20 тысяч и имели с собой квитанции), но все закончилось довольно благополучно.

 

На удивление, наша группа в лице нас с Таней была первой, прибывшей на базу, несмотря на самый сложный участок. В общей сложности мы прошли около 6 (шести) километров по открытому болоту, так ни разу и не почувствовав под собой твердь земли, и около 10 (десяти) километров в общей сложности. Приняли душ. К этому времени вернулся Витя и две немки, чуть позже вернулся Володя и еще одна девочка. Вести от Толика были необнадеживающие: за один час они продвинулись на двести метров и, судя по всему, заплутали. Времени было уже хорошо после трех. 

 

Мы сели за стол и стали нехитро перекусывать тем, что Бог послал. Немки были веселы и жизнерадостны. Оказалось, что они уже неделю здесь и ежедневно ходят на болото. Завтра же они через Минск переезжают на Ельню. При этом они делают это впервые, и они совсем не орнитологи. Мы с Таней, уставшие страшно, слушаем их с недоумением…  Как можно две недели отпуска провести на белорусских болотах, считая птиц? Ну ладно день, два, три… Но вот так – неделями, это уж слишком…

 

- Володя, а как на латыни называется вертлявая камышевка?

- Acrocephalus paludicola.

- А по-английски?

- Aquatic warbler.

- Вобля? Хорошее название… Очень меткое. И правда что, вобля…

 

Володя рассказывает, что рекордом по времени возвращения с болот стало 7 утра, когда группа сильно заблудилась. Толику и его команде оставалось меньше трех часов  для того, чтобы рекорд побить. Но вот звонок от Сергея, дежурящего на месте забора группы Толика: "Все целы, сидят у меня в машине. Скоро будем". Возгласы радости ("Ура, Толик вернулся!") и разочарования ("Эх, рекорд не побит"). Толика и его группу встречали с бутербродами и коньяком прямо у ворот базы. Надо было видеть эти глаза! Я таких глаз еще никогда ни у кого не видела. Это хорошо видно даже по фотографии. Толик был мокр с головы до ног, сильно голоден, штаны порваны сильно до состояния полной непригодности, речь сбивчивая, руки дрожали…

 

 

При этом сохранялась свойственная Толику бодрость духа: «Я хотел треша, я его получил». Оказалось… Участок у Толика был еще сложнее, чем у нас. Прошли по открытому болоту они около 8 километров. Камышевок на их участке практически не было (насчитали три головы). Не поверили – решили пройти этот же участок в обратном направлении – все равно три. Потом заблудились. Чтобы сократить себе путь, плыли (трижды!) через канал в одежде и с рюкзаками. Еды с собой никакой не брали. Однако были собой весьма довольны.

 

Дальше, пожалуй, рассказ к камышевке отношения не имеет. Буду тезисно: поиграли с немцами на гитаре (песня про Russian girl, у которой Vodka in blood исполнялась на бис),

 

 

 

затем отдельные отправились на рассвете кататься на лодке по озеру.

 

 

 

Сон был удивительно крепок. Утром была гимнастика, где показывали специальное упражнение на укрепление зоркости глазных яблок (мы с Таней все проспали),

 

 

прекрасный завтрак и обед, купание в озере и катание на лодке,

 

 

а также неимоверной красоты закат по дороге домой.

 

 

P.S. Автор выражает большую благодарность ОО  «Ахова птушак Бацькаўшчыны» за прекрасную организацию мероприятия, интересные знания, полученные в ходе учета, душевную компанию и просит забронировать места в новом мероприятии – постройке бобровых плотин на болоте Ельня в августе текущего года.

 

 


 

Искренне Ваша,

Белка.

   

  

Размещено: 19.06.2013

 

Комментарии:

20.06.2013 11:51 Ирина:
Это только у меня текст справа обрезан?
20.06.2013 12:39 Белка :
Пожалуй, да. Какой браузер вы используете?
20.06.2013 15:23 Дмитрий:
Firefox 21 обрезает. Internet Explorer 10 и Google Chrome 27 - нет.
20.06.2013 19:54 Белка:
Да,есть такой нюанс. Будем над этим работать.
20.06.2013 23:48 Алексей:
angry birds от Sтали!wink Таня с бобровыми хатами мне кажется ты переборщила)))
21.06.2013 08:03 Ovezz:
Gorzhus` vashei prichastnostyu k ohrane belorusskoi prirodi!!! Belka, ti prosto "made my morning!"!!! Redko chitayu chto-to na russkom, no esli chitayu, to neizmenno tebya kak lyubimogo mnoi iskrenne avtora! Dazhe v odnim meste pochustvovala sobstvennuyu prichastnost k proishodyashemu... : "Сергей был немногословен, шел впереди. А мы наивны. Волоклись сзади – Таня с рюкзаком, я с палкой под мышкой." Ya tut poduala; "o! palka! odna!  eto ya ei pritashila!"... no sama razveyala svoi nadezhdi... u vas ved` est i derevyannie palki!!  poslednii raz ya derevyannuyu videla god nazad letom v Belarusi. Mogz adaptirovalsya k megapolisu i plastiku.. I ot togo eshe radostnee za vas i zavidnee vashi priklyucheniyam!
Ya zhe so svoei storoni obeshayu obespechit tebya vtoroi palkoi! Mozhet hot` ei poschastlivitsa pouchastvovat v vashih meropriyatiyah!
Spasibo za veselii rasskaz!! Skuchayu po vas!
Ovezz
21.06.2013 11:24 Наталья:
Класс!! Здоровски написано, очень понравилось, будто снова попала на учеты))) Посмеялась от души, особенно понравился диалог про туристов biggrin
А вот в постройке бобровых плотин я бы тоже поучаствовалаsmile
21.06.2013 12:57 Белка :
Овец, спасибо тебе за такой теплый комментарий, мне очень приятно. А по поводу палки - да, на болотах была деревянная, с примотанным к ней скотчем сантиметром, чтобы измерять глубину. А твою палку я брала с собой в Карпаты. Но китайцы - халявщики, очень быстро порвалась веревка на рукоятке.

Наташа, и тебе спасибо! По поводу бобровых плотин - меня уже поправили. Оказалось, плотины не для бобров, а для болот. Бобры и сами неплохо справляются со строительством своих домов. Но это не умаляет привлекательности данного мероприятия!
21.06.2013 16:10 дядя Витя:
Отличное мероприятие, и отличнейший отчет! А главное, супер компания!
21.06.2013 22:55 Ананимус:
АААА!!! Класс, мне очень понравилось!!!! Очень метко, здорово! biggrin
04.07.2013 14:01 Bercoot:
Скачут Тани по болотам
Честь им, слава и почет
Очень важен для Вселенной
Камышевочный учет!
ТТ, теперь Вас смело можно звать на перепись северо-западного муравья-отшельника, в экспедицию по изучению особенностей размножения куцехвостых голубых ежей, а также поучаствовать в миграции карликовых полевых лосей.wink
04.07.2013 16:35 Белка :
Прекрасно! Когда выезд? Что брать с собой?
05.07.2013 10:45 Bercoot:
Выезд по расписанию, с собой брать карту "чустка". И укроп.
08.07.2013 17:57 Белка:
Ха-ха, Миша, это ты! А я-то думаю, кто тут такой остроумный)))) А папу с собой возьмем?
09.07.2013 12:12 Bercoot:
Папа пока на орбите
15.07.2013 13:23 дядя Вова:
Ой, ой, спасибо, Танюша, за такой живенький материал и за то, что приехали на наш болотный экшн! Ну а песни до рассвета в твоем исполнении - вообще... Послушал Russian girl в оригинале - у тебя было лучше!!! Кстати, в отличии от многих наших журналистов: статья - без ляпов. Вот тока платили вы по 20 тыщ не за нахождение в заказнике (это бесплатно), а за нахождение в пограничной зоне нашей славной родиныsmile

П.С. По нашему заказу один славный магазин поставил партию сапог маленьких размеров (до этого в этом году не было ни в одном магазине Минска), так что теперь укомплектованы по полной.
15.07.2013 18:11 Белка :
Аааа, Дядя Вова, наконец, добрался до моей статьи! Спасибо за комплименты, особенно за Russian girl))) Да, про 20 тыщ - это у меня дезинформация проскочила.
Насчет сапог - замечательно! Возьмите нас на Ельню!
19.02.2016 15:45 Катя Михадюк:
Отличный рассказ! smile Возьмите в компанию следующий раз пожалуйста

Оставить комментарий:

Ваш комментарий будет размещен после проверки.

Ваше имя:



wink smile tongue biggrin lol closedeyes glare huh sad angry cool unsure ohmy blink shok
        

Введите цифры на картинке: